с вами говорят мистероны

maxifed


Слушай, Ленинград, я тебе спою

Мало картинок, много букв


Previous Entry Поделиться Next Entry
Кино для домашнего чтения
с вами говорят мистероны
maxifed
Написал это в фейсбуке, но там со временем записи куда-то уходят в неведомые глубины, так что пусть здесь останется. Итак,

Представьте себе на минутку историю из заграничной жизни. Ну как если бы вы смотрели кино, тем более что история эта там, в мире капитала, непременно была бы экранизирована каким-нибудь Оливером Стоуном. А я вот, подражая Кашину, пересказываю сейчас этот фильм.

Сюжет вот в чем. В Вашингтоне или Нью-Йорке случилось из ряда вон выходящее событие. Известнейшего политического журналиста, которого в первых кадрах мы видим заканчивающим очередную разоблачительную статью и отправляющимся на вечеринку, во мраке ночи избивают до полусмерти. На пороге его уютной квартиры. Сенсация, страна в шоке, президент делает официальное заявление о том, что берет расследование под свой личный контроль.

Мы рассматриваем на экране журналиста в больнице, в бинтах и гипсе, с какой-то дурацкой трубочкой во рту. Пищит кардиограмма в мониторе. Выходит с озабоченным лицом медсестра, и мы видим, что к палате приставлена охрана. На свидание с журналистом приходят федеральные агенты (один из них еврей, а другой, разумеется, симпатичный афро-американец). Ясно, что дело политическое – кто-то жестоко отомстил журналисту, но кто и за что? Агенты начинают разматывать ниточки. Встречаются с коллегами бойкого писаки, выслушивают разные истории (перед нами проходит серия флешбэков) из его жизни. Мы узнаём, что журналист не отличался ангельским характером, был даже, возможно, потаскун или, например, просто высокомерный тип. Но все, включая завистников, отдают должное его профессионализму.

Постепенно кусочки паззла начинают складываться в некую туманную пока что картину. В ходе расследования агенты приходят к версии, что бандитов нанял какой-то высокопоставленный чиновник. «Кто бы это ни был, мы найдем его и посадим в тюрьму», - обещает лежащему на больничной койке журналисту агент ФБР. Тот самый, который афро-американец с легким оттенком интеллекта на лице. В одном из флешбэков мы даже слышим имя – по ходу какого-то телешоу (тут Джон Стюарт может очередной раз подхалтурить в эпизоде) наш журналист дерзко шутит в адрес губернатора малозначительного штата. Какого-нибудь Висконсина или, скажем, Вермонта (второй вариант даже лучше, там до сих пор как-то мало фильмов снимали), но губернатор, как мы узнаем из диалогов – сын какого-то кореша президента. И сам президент будто бы родом из этого чахлого штата или барыжил там в прошлом. Ниточки очень слабые, версия фактически строится на песке, к тому же сам журналист не очень в нее верит.

А тут начальство из ФБР внезапно вызывает агентов на ковер. Оно в грубой форме оценивает достигнутые результаты и отстраняет парней от расследования. Агенты сокрушаются за стаканом виски в местном баре, но делать нечего – им приходится переключиться на другое задание. «Пойми, Клэренс, тут замешана большая политика», - многозначительно говорит тот, что не афро-американец. А другой в ответ клянется товарищу, что не оставит это дело и обязательно найдет главного злодея.

Проходит несколько лет. Журналист уехал куда-то в Канаду, выращивает капусту и пишет большой американский роман. Короткой врезкой мы видим его с женой на празднике местных фермеров. Идиллию прерывает телефонный звонок. «Вацап, Джек? – жизнерадостно интересуется на том конце мобильной связи один из бывших коллег журналиста, уже знакомый нам по флешбэкам и встрече с агентами. – Ты там у себя, наверное, не читаешь «Чикаго Трибьюн»? Найди свежий номер».

Наш герой спешит к монитору (с обратной стороны мы крупно видим логотип соинвестора фильма) и читает колонку на сайте газеты. Содержание статьи проходит перед нами полутемными кадрами с неясными персонажами, распознать в которых можно только одного – бизнесмена, приятеля вермонтского губернатора. В трусах, привязанный к стулу, с фингалом на обрюзгшей морде, он мало похож на того лощеного барыгу, который мелькнул в одном из эпизодов прежде (придумать эпизод – дело отдельное, но особого труда не составит). В общем, этот не внушающий сочувствия хряк на камеру, которую установил здесь же пока неизвестный для нас герой с искаженным голосом, рассказывает, как было организовано нападение на журналиста (вспышками вы видим кадры подготовки и саму бойню), а затем и называет заказчика – того самого губернатора.

Журналист, сидящий перед монитором, лихорадочно перелистывает сайты новостей. Броские заголовки: губернатор – фаворит идущей в штате избирательной кампании. Все основные кандидаты сошли с гонки. Конкуренты обвиняют губернатора в нечестной борьбе. Ну и всякий подобный создающий настроение мусор.

Перед глазами журналиста всплывает очередным (каким уже по счету?) флешбэком чернокожий агент. Наш герой бросается перекапывать записные книжки, вытаскивает откуда якобы старый телефон (телефон на самом деле новейший, логотип крупно в экран, если удастся договориться насчет продакт-плейсмент) и находит номер агента…

В общем, дальше сюжетная линия может изгибаться сколь угодно причудливо. Главное, что спецагент всё это время вел собственное расследование, хотя и не всегда законными методами. Похитил того же барыгу, например, и вывез на заброшенный завод для жестокого допроса. Можно пустить такой ход, что афро-американец в поисках правды слегка сбился с пути добродетели, а потому захотел прижать к ногтю губернаторскую сволочь и шантажом получить над ней полный контроль. Но наш прозорливый журналист, вычисливший, от кого произошла утечка в газету, встречается с агентом и волшебным даром убеждения возвращает его в стан праведников. И вместе они добиваются справедливого возмездия. Скажем, получив копии улик и доказательств, губернатор выбрасывается из окна небоскреба. А может, просто садится в тюрьму – тут как продюсеры выберут.

Словом, мне бы осталось прописать кое-какие мелочи, подобрать финальную шутку, написать «общий план, затемнение» и начать титры со слов «фильм основан на реальных событиях». И чтобы Олег Кашин не подал на меня в суд, я даже включил бы его в соавторы сценария. На четверть ставки и без роялти. Однако же есть одно более существенное препятствие. По ходу этой картины не обойтись без таких кадров, как реакция в самом Вермонте. Ну буквально никак без шумихи, поднятой прессой. Вот охранники злодея-губернатора в этом их Монтлилиере расталкивают толпу горластых журналистов, лезущих с вопросами об избитом журналисте. Камеру CNN разбивают и говорят «фак». Вот все до единой газеты штата выходят с кричащими заголовками. Вот в выпусках тамошних новостей аналитики, перебивая друг друга, обсуждают обвинения из чикагской газеты. Вот они предсказывают эффект от возможного появления той самой видеозаписи, которую пока никто не видел. Вот все кидаются на поиски этого видео…

Но именно этого в тех самых реальных событиях, по мотивам которых вы только что прочитали «фильм», не существует. В оригинале есть избитый журналист и есть агенты (пусть и преследующие какие-то свои, далекие от торжества закона, цели). Есть барыга-организатор и есть губернатор-заказчик. Есть даже шумная разоблачительная публикация в условной «чикагской» газете. Только вот остальной прессы нет – ни в прообразе моего Вермонта, ни вообще где-то поблизости. Ни одной заметки в развитие темы. Вакуум. Ноль.

Так что не получится у меня кино.

?

Log in